Развитие психологии на нейробиологической основе

Нам не обойтись без людей, которым хватает смелости додумываться до чего-то нового до этого, чем у их получится это обосновать.

Зигмунд Фрейд[32]

Фрейд поначалу пробовал изучить психику как био явление, другими словами учить ее как продукт работы мозга. Эти исследования начались с сотрудничества с Йозефом Брейером. Фрейд в автобиографии (1924) обрисовывает Развитие психологии на нейробиологической основе свое увлечение случаем Анны О.: “[Брейер] пару раз читал мне отрывки истории заболевания, в итоге чего у меня сложилось воспоминание, что этот случай может дать для осознания неврозов больше всех прежних”[33].

Анну О. в реальности звали Бертой Паппенгейм. В то время ей шел 20 2-ой год. Берта отличалась незаурядным Развитие психологии на нейробиологической основе разумом и потом стала одним из фаворитов движения за права дам в Германии. В 1880 году, когда она в первый раз пришла на прием к Брейеру, она мачалась от сильного кашля, утраты чувствительности и частичного паралича левой стороны тела, нарушений речи и слуха, повторяющихся обмороков. Брейер провел серьезное неврологическое обследование, но Развитие психологии на нейробиологической основе не выявил никаких аномалий. Потому он поставил диагноз “истерия”, значащий психическое расстройство, при котором пациент показывает симптомы неврологического заболевания, такового как паралич одной из конечностей либо затрудненную речь, не показывая при всем этом физических признаков заболевания.

Брейер был не единственным в Вене доктором, умевшим диагностировать истерию. Необычен был примененный им способ Развитие психологии на нейробиологической основе исцеления, который вызвал глубочайший энтузиазм юного Фрейда. По примеру французского невролога Жан-Мартена Шарко, использовавшего в терапевтических целях гипноз, Брейер загипнотизировал Берту, но изменил функцию, побуждая пациентку говорить о для себя и собственной заболевания. Эта всеохватывающая терапия, которую Паппенгейм именовала “исцеление разговором”, позволила равномерно освободить даму Развитие психологии на нейробиологической основе от заболевания.

Вместе доктору и пациентке удалось узнать, что наблюдавшиеся у Берты симптомы, к примеру паралич левой стороны тела, связаны с приобретенной в прошедшем психической травмой. Методом свободных ассоциаций событий и чувств в состоянии гипноза Анна О. поведала: когда она ухаживала за нездоровым папой (незадолго до того погибшим от Развитие психологии на нейробиологической основе туберкулеза легких), тот часто клал голову на левую сторону ее тела, сейчас парализованную. Фрейд вспоминал:

Когда эта женщина бодрствовала, она, как и другие пациенты, не могла разъяснить происхождение собственных симптомов и осознать, что связывало их с опытом ее жизни. Но под гипнозом это осознание приходило к ней немедленно. Оказалось Развитие психологии на нейробиологической основе, что все симптомы ее расстройства были вызваны потрясшими ее событиями тех времен, когда она ухаживала за нездоровым папой. Другими словами, ее симптомы имели смысл и представляли собой остатки мемуаров о тех чувственно важных событиях. Выяснилось, что почти всегда, когда она находилась у постели отца, у нее появлялись мысли либо порывы Развитие психологии на нейробиологической основе, которые ей приходилось подавлять, и на их месте, в качестве их подмены, и появились потом симптомы ее недуга. Но обычно любой из таких симптомов был не продуктом какой-нибудь одной из схожих “травматических” сцен, а порождением целой совокупы схожих ситуаций. Когда пациентка вспоминала такового рода ситуации, возникавшие перед ней под Развитие психологии на нейробиологической основе гипнозом наподобие галлюцинаций, и доводила их до закономерного итога, свободно выражая свои эмоции (тем совершая психологические деяния, которые она в свое время подавляла), то соответственный симптом исчезал и больше не ворачивался. Средством этой процедуры Брейеру удалось, после длительных трудов, освободить пациентку от всех симптомов ее заболевания[34].

Пока Брейер не Развитие психологии на нейробиологической основе сосредоточил на Берте Паппенгейм свое внимание и немалые возможности терапевта, к клиентам, страдавшим истерией, часто относились как к симулянтам, полагая, что они пробуют привлечь к для себя внимание либо достигнуть каких-то выгод. Не считая того, описывая историю заболевания доктору, такие пациенты настаивали, что не имеют ни мельчайшего представления о Развитие психологии на нейробиологической основе происхождении ее симптомов. Даже Фрейд поначалу считал, что хоть какой на физическом уровне здоровый человек, демонстрирующий соответствующие признаки истерии (паралич, рыдания, чувственные всплески), обязательно должен представлять, какие действия либо травмы содействовали их появлению. Но в конечном итоге Фрейд пришел к заключению:

Если мы будем держаться вывода Развитие психологии на нейробиологической основе, что надлежащие психологические процессы безизбежно обязаны иметь место, и если, невзирая на это, мы будем веровать пациенту, который их опровергает, – если мы примем во внимание бессчетные признаки того, что пациент, судя по его поведению, вправду ничего о их не знает, – и если, разобравшись в истории жизни пациента, мы найдем психическую травму Развитие психологии на нейробиологической основе, в итоге которой было бы уместно ждать конкретно таких проявлений эмоций, – тогда все показывает на одно разъяснение: пациент пребывает в особенном психологическом состоянии, в каком ассоциативная связь меж его впечатлениями и мемуарами о их утрачена, и воспоминание может вызывать связанную с ним реакцию средством соматических явлений, оставаясь Развитие психологии на нейробиологической основе при всем этом неведомым совокупы других психологических процессов, образующих Я, и не давая ей способности вмешаться и предупредить эту реакцию. Если вспомнить отлично известные психические различия меж сном и бодрствованием, то наша догадка, может быть, покажется не настолько уж странной[35].

Не считая того, случай Берты Паппенгейм посодействовал Фрейду осознать, что кредо Развитие психологии на нейробиологической основе Рокитанского (чтоб выяснить правду, необходимо находить поглубже) применимо и к психологической жизни. Но так как новейшей областью интересов Фрейда стало не устройство мозга, а психологические явления, коренящиеся в прошедшем пациента, его инструментами сделались не неврологические молотки и иглы, а слова и мемуары. Как мы убедимся, меж умением Фрейда воспользоваться Развитие психологии на нейробиологической основе речью для зондирования безотчетного и умением художников-модернистов изображать безотчетное было много общего.

Удачная работа Брейера с Бертой Паппенгейм пробудила у Фрейда энтузиазм к истерии и гипнозу. Осенью 1885 года он отправился в Париж и полгода стажировался у Шарко в поликлинике Сальпетриер. Еще сначала научной карьеры Шарко обрисовал несколько неврологических расстройств Развитие психологии на нейробиологической основе, в том числе боковой амиотрофический склероз и растерянный склероз. К тому времени, когда в Париж приехал Фрейд, Шарко уже интересовался не столько незапятанной неврологией, сколько неувязкой истерии. Шарко сделал больше, чем кто-нибудь, чтоб вынудить докторов относиться к гипнозу не как к шарлатанству, как к способу, обладающему большой Развитие психологии на нейробиологической основе диагностической и терапевтической ценностью. Шарко был не только лишь внимательным ученым и опытным доктором, да и оратором. Он раз в неделю показывал способности гипноза, проводя эффектные общественные сеансы, в процессе которых в интересах научной достоверности велась фотосъемка.

Шарко установил, что у пациентов, страдающих истерией, под гипнозом могут Развитие психологии на нейробиологической основе пропадать симптомы их расстройства, а у здоровых людей, напротив, проявляться. Не считая того, во время сеансов гипноза Шарко повелел и пациентам-истерикам, и здоровым испытуемым делать некие задания либо испытывать определенные эмоции. После того, как испытуемых выводили из гипнотического состояния, они делали надлежащие задания и испытывали надлежащие эмоции, хотя и не могли Развитие психологии на нейробиологической основе разъяснить почему. Колоритное свидетельство того, что поведение может определяться безотчетными мотивами, укрепило Фрейда в сложившемся в процессе бесед с Брейером убеждении в “способности массивных духовных процессов, которые все еще оставались сокрытыми от сознания человека”[36].

Благодаря Шарко Фрейд вызнал, что под гипнозом человек может напоминать и испытывать томные чувственные Развитие психологии на нейробиологической основе мучения, которые стопроцентно забываются после выхода из гипноза, как будто сознательные составляющие личности вообщем не воспринимали в их роли. Фрейд пришел к выводу, что симптомы истерии представляют собой проявления чувств, вызывающих мучения так сильные, что пациент не может им противостоять и свободно их проявлять ни в форме Развитие психологии на нейробиологической основе чувственной разрядки (плач, хохот), ни в форме двигательной активности, ни в форме обычных соц взаимодействий. Демонстрации Шарко и наблюдения, изготовленные вместе с Брейером, привели Фрейда к открытию вытеснения, одному из краеугольных камешков будущей теории психоанализа. Вытеснение – это защитная реакция психики, отказывающейся признавать неприемлемые по той либо другой причине эмоции, желания либо Развитие психологии на нейробиологической основе образ деяния. Поиски методов преодоления вытеснения привели Фрейда к способу свободных ассоциаций.

После стажировки в Париже Фрейд попросил Брейера научить его способу терапии, при помощи которого тот посодействовал Берте Паппенгейм. Тогда же Фрейд начал свою докторскую практику. Большая часть пациентов были евреями и иммигрантами, которых направлял Брейер (помогавший и Развитие психологии на нейробиологической основе в финансовом отношении). Фрейд применил терапию Брейера к клиентам, страдавшим истерией, и во всех случаях подтвердил выводы Брейера. После чего он предложил Брейеру приготовить по этим материалам совместную работу.

Статья Фрейда и Брейера, посвященная исцелению пациентов, демонстрирующих симптомы истерии, была размещена в 1893 году, а в 1895 году вышла написанная ими в Развитие психологии на нейробиологической основе соавторстве книжка “Исследования истерии”. Фрейд обрисовал истории заболевания 4 пациентов, Брейер – еще одну (Анны О.), также подготовил обсуждение результатов. Но у соавторов появились разногласия относительно природы опыта, который старались припомнить пациенты-истерики. Фрейд сделал вывод:

Сейчас… я убеждался, что для явлений невроза существенны не всякие аффективные возбуждения, сплошь и Развитие психологии на нейробиологической основе рядом они сексапильной природы, это или животрепещущие сексапильные конфликты, или последствия ранешних сексапильных переживаний… Моя поразительная находка привела меня сейчас к последующему принципиальному шагу. Я вышел за рамки истерии и начал изучить сексапильную жизнь так именуемых неврастеников, во огромном количестве приходивших ко мне на прием. Этот опыт… привел Развитие психологии на нейробиологической основе меня к выводам… что у всех этих нездоровых имелись томные преломления сексапильной функции[37].

Теория, объясняющая опытом совращения происхождение всех случаев такового сравнимо всераспространенного психологического расстройства, как истерия, показалась Брейеру (и многим другим венским докторам) настолько конструктивной и неправдоподобной, что это привело к разрыву с Фрейдом. Тот остался “единственным распорядителем наследства Развитие психологии на нейробиологической основе” Брейера[38]. В 1896 году Фрейд писал в работе “Наследственность и этиология неврозов”: “Мой подход уникален тем, что я придаю схожим сексапильным воздействиям статус специфичных обстоятельств”[39]. Согласно его тогдашним представлениям, психические травмы, вызывающие развитие истерии, связаны с физическим сексапильным домогательством, к примеру совращением пациентки ее папой либо другим близким Развитие психологии на нейробиологической основе родственником. Другими словами истерическое поведение представляло собой реакцию на наружные сенсорные стимулы, сопровождавшие совращение.

Эти взоры отыскали отражение в очерке Фрейда “Проект научной психологии” (1895) – смелой, но несколько сумбурной попытке соединить данные науки о психике с данными науки о мозге. Этот очерк резко отличается от аналогичной пробы Уильяма Джемса, южноамериканского философа, психолога и Развитие психологии на нейробиологической основе исследователя мозга. Двухтомный трактат Джемса “Научные базы психологии” (1890) написан просто и доходчиво, в то время как очерк Фрейда переполнен информацией и труден для осознания. Это очевидно незавершенная работа, лишенная стилистического совершенства, соответствующего для размещенных работ Фрейда. При жизни создателя очерк не публиковался: через несколько десятилетий после погибели Фрейда его Развитие психологии на нейробиологической основе нашел, отредактировал и издал искусствовед и психотерапевт Эрнст Крис.

В этом очерке (вначале озаглавленном “Психология для неврологов”) Фрейд попробовал – в общем, неудачно – найти принципы строго научной психологии, “продолжения естественных наук”, обхватывающего все – от нейронов до сложных психологических состояний[40]. Другими словами, Фрейд предпринял попытку поставить психологию на Развитие психологии на нейробиологической основе био фундамент.

Фрейд и Джемс практически на столетие обогнали свое время. Поставленная ими цель утвердить науку о психике на био фундаменте вполне соответствует целям, которые мы только на данный момент, сначала XXI века, начинаем ставить впереди себя. Но Джемс продолжал работать в данном направлении, а Фрейд бросил это дело Развитие психологии на нейробиологической основе скоро после того, как за него взялся. Похоже, поначалу он считал, что сможет создать биологическую модель психики и ее расстройств, так как исходил из облегченных представлений о мозговой деятельности.

Ординарную, абстрактную модель Фрейду удалось выстроить благодаря нескольким происшествиям. Во-1-х, он считал, что предпосылкой развития истерии служит наружный стимул – событие Развитие психологии на нейробиологической основе, воспринимаемое органами эмоций (реальное совращение). Хотя потом Фрейд признал значимость внутренних стимулов (подсознательных влечений), поначалу он сосредоточился только на наружных. Потому он представил, что для сложных психологических процессов необходимы всего три взаимосвязанные системы: восприятие (поступление сенсорной инфы), память (безотчетное припоминание) и сознание (способность к пониманию таких мемуаров).

Во Развитие психологии на нейробиологической основе-2-х, Фрейд под воздействием Джона Хьюлингса Джексона стал считать, что мозговая деятельность не вызывает психологические процессы, как утверждал Галль и на данный момент считает большая часть нейробиологов. В ранешней работе “Об афазии” Фрейд отмечал: “Дела меж последовательностями физиологических конфигураций в нервной системе и психологическими процессами, по-видимому, не причинно-следственные Развитие психологии на нейробиологической основе… Психологические и физиологические процессы идут параллельно”[41].

В-3-х, Фрейд колебался, что высшие когнитивные функции можно связать с определенными участками мозга и их совокупностями. В этом он принципно расползался и с большинством влиятельных анатомов и неврологов собственного времени (к примеру с Пьер-Полем Брока, Карлом Вернике, Теодором Мейнертом и Сантьяго Развитие психологии на нейробиологической основе Рамон-и-Кахалем), и с учеными XXI века. Фрейд ставил под колебание открытия Брока и Вернике, касающиеся локализации речевых центров, и за энтузиазм к четким сетям нейронов, отвечающим за речь, называл этих исследователей “графопостроителями афазии”.

Фрейд находился под воздействием представлений о нестрогой локализации функций мозга, которых придерживался Зигмунд Экснер (работавший Развитие психологии на нейробиологической основе помощником Эрнста фон Брюкке именно в этот момент же, когда у Брюкке обучался Фрейд). Результаты тестов Экснера на собаках, казалось, указывали на то, что меж областями коры огромных полушарий нет точных границ. Экснер пришел к выводу о том, что зоны коры в некой степени перекрываются, и выдвинул концепцию умеренной Развитие психологии на нейробиологической основе локализации.

Резоны Экснера были частично основаны на результатах исследования пациентов, страдающих афазией. Экснер отметил, что повреждения мозга, затрагивающие не тот либо другой речевой центр, а окружающие его участки, все-же вызывают нарушения речи. Заместо того чтоб разъяснить этот эффект повреждением проводящих путей, соединяющих речевой центр с другими Развитие психологии на нейробиологической основе отделами, Фрейд увидел тут доказательство представлений о том, как будто речевые функции не локализованы в определенных участках мозга. Более того, он считал, что описанные Брока и Вернике зоны восприятия и генерации речи составляют широкий непрерывный регион. Фрейд поддерживал идею всеобъятного речевого аппарата, состоящего из динамических многофункциональных центров (кортикальных полей), определяемых не анатомическими Развитие психологии на нейробиологической основе границами, а особенными многофункциональными состояниями мозга.

Это позволило Фрейду рассуждать о многофункциональной модели психики, не заботясь о том, где конкретно в мозге сосредоточены те либо другие сознательные и безотчетные функции. В базу собственной модели он положил набор из 3-х абстрактных сетей нейронов, за которыми закреплялись особенные свойства и Развитие психологии на нейробиологической основе функции: одной системы для восприятия, одной для памяти и одной для сознания. Ни одна из 3-х систем не связывалась с определенными отделами мозга. Фрейд использовал свою модель для иллюстрации работы вытеснения – 1-го из первичных защитных устройств людской психики (рис. 5–1 ). В связи с этим любопытно отметить, что Джемс Развитие психологии на нейробиологической основе, сразу с Фрейдом попытавшийся в “Научных основах психологии” соединить науку о психике с наукой о мозге, напротив, подчеркивал значимость локализации психологических функций, хотя и предупреждал, что эта теория пока не получила всеобщего признания (рис. 5–2, 5–3 ).

Почему Фрейд оставил биологическую модель психики? Одна из обстоятельств – в нее не стали улечся представления о Развитие психологии на нейробиологической основе безотчетном, пересмотренные под воздействием внесенных им конфигураций в способ исцеления разговором Брейера.

Рис. 5–1. Представления Фрейда о нейронной сети, участвующей в механизме психического угнетения.

Скоро после публикации книжки “Исследования истерии” (1895) Фрейд отказался от использования гипноза в терапевтических целях и на сто процентов положился на способ свободных ассоциаций. Гипноз держал Развитие психологии на нейробиологической основе нездоровых на расстоянии, а этот способ исцеления разговором содействовал установлению меж Фрейдом и пациентами личных отношений. Внесенное в способ изменение позволило усилить перенос аффекта, в итоге которого пациенты направляют на терапевта часть безотчетных чувств, связанных с важными для их отношениями с другими людьми, в особенности в детстве. В процессе анализа переноса Развитие психологии на нейробиологической основе аффекта Фрейду раскрылись новые измерения безотчетных устройств, применяемых психикой для защиты.

Рис. 5–2. Схема левого полушария мозга человека. По рис. из кн. У. Джемса “Принципы психологии”.

На Фрейда произвело большущее воспоминание, как нередко пациенты обрисовывали приходившие им в голову эпизоды совращения одним из родителей. Он сообразил, что совращение молодых не может Развитие психологии на нейробиологической основе быть всераспространено так обширно, чтоб разъяснять все случаи такового сравнимо обыденного расстройства, как истерия. Потому он решил, что подобные рассказы нередко представляют собой “только фантазии, которые мои пациенты выдумывали, может быть, под моим же воздействием”[42]. Все это принудило его поменять теорию совращения. Фрейд сделал вывод, что описываемые случаи Развитие психологии на нейробиологической основе были не мемуарами о реальном опыте, а фантазиями, которые, как он сейчас считал, встречаются везде.

Этот модифицированный вариант теории совращения, сформулированный в 1897 году, по ряду обстоятельств был важен для развития мыслях Фрейда: он отражал растущую убежденность, подкрепляемую анализом переноса аффекта, что проявления эротических желаний и влечений маскируются Развитие психологии на нейробиологической основе под многие другие нюансы психологической жизни. Не считая того, сейчас Фрейд осознавал, что базы сексапильности закладываются в детстве. В конце концов, он пришел к представлению о том, что некоторая безотчетная форма психологической активности (динамическое безотчетное) не лицезреет различия меж реальностью и фантазиями.

Рис. 5–3. Схема левого полушария мозга мортышки. По рис. из кн Развитие психологии на нейробиологической основе. У. Джемса “Принципы психологии”.

Фрейд заключил, что прежняя модель психики, отводившая особенное место воздействию среды, была чрезвычайно облегченной. Осознание роли внутренних, подсознательных побуждений легло в базу новых представлений Фрейда о психике как о многофункциональной сути, на которую оказывают влияние и внутренние (безотчетные), и наружные (связанные со средой) стимулы[43]. (Как Развитие психологии на нейробиологической основе мы увидим, рвением осознать процессы, происходящие под прикрытием социально применимого поведения, был движим не только лишь Фрейд, да и Артур Шницлер, Густав Климт, Оскар Кокошка и Эгон Шиле.) 2-ой, важной предпосылкой отказа от био модели стала убежденность Фрейда в преждевременности попыток связать три ступени анализа: исследование поведения, психики и Развитие психологии на нейробиологической основе мозга. Свой опыт нейробиологических исследовательских работ показал Фрейду, что о принципах работы мозга понятно очень не много, чтоб пробовать преодолеть сходу две пропасти, отделявшие исследование психики от клинических исследовательских работ поведения и от науки о мозге.

Уже в конце 1895 года, через несколько месяцев после построения био модели, Фрейд Развитие психологии на нейробиологической основе откинул ее и отказался от предстоящей работы над рукописью “Проекта научной психологии”. Поняв, что в био плане идеи были очень облегченными, в письме близкому другу, отоларингологу Вильгельму Флиссу, читавшему черновики, Фрейд удивлялся, как ему вообщем пришло в голову замахнуться на данную делему: “Похоже, это было какое-то Развитие психологии на нейробиологической основе умопомрачение”[44].

Фрейд не стремился на сто процентов отторгнуть биологию. Но он считал временный отход нужным, пока психология и нейробиология не разовьются в достаточной степени, чтоб их можно было совсем соединить. Для собственного времени это была смелая идея. Фрейд осознавал, что до того как поведение человека можно будет связать с наукой о мозге Развитие психологии на нейробиологической основе, нужно выстроить цельную теорию динамической психологии. Тем он подразумевал трехступенчатый подход к объединению исследовательских работ поведения и мозга (рис. 5–4 ): клинические наблюдения за поведением занимают первую ступень, психоанализ (динамическая психология) – вторую, биология мозга – третью, наивысшую.

Фрейд использовал не один раз применявшуюся в естественных науках стратегию, предполагающую выяснение Развитие психологии на нейробиологической основе обстоятельств явлений средством их методичного наблюдения и описания. К примеру, закон глобального тяготения был открыт Ньютоном благодаря астрономическим наблюдениям Кеплера, а эволюционные идеи Дарвина основаны на подробной систематизации Линнеем животных и растений. Может быть, в особенности тут на Фрейда воздействовали идеи Германа фон Гельмгольца. Близкий друг и сотрудник Брюкке, Гельмгольц Развитие психологии на нейробиологической основе сыграл большую роль в объединении физиологии с физикой и химией. Изучая зрительное восприятие, он сделал вывод о принципной значимости психологии для осознания физиологических принципов работы мозга.

Рис. 5–4. Составленный Фрейдом трехэтапный план био анализа психологических процессов. Био анализ наблюдаемых чувств просит в качестве промежной ступени анализа психоаналитических и когнитивно-психологических представлений о Развитие психологии на нейробиологической основе восприятии и чувствах. Те же три ступени привели в XXI веке к появлению новейшей науки о людской психике.

Предложенный Фрейдом отход психоаналитической психологии от науки о мозге был полезен для психологии в целом. Он позволил Фрейду составить описания психологических процессов, пусть не основанные на экспериментальных наблюдениях Развитие психологии на нейробиологической основе, да и не зависящие от неясных корреляций с нейронными механизмами. Разумность решения Фрейда подтверждает и то, что в 1938 году Беррес Фредерик Скиннер, представитель бихевиоризма – принципно другого направления психологии, основанного на строго экспериментальном исследовании поведения, прибегал к схожим аргументам, доказывая, что на текущем шаге развития науки поведение нужно учить раздельно от мозговой деятельности Развитие психологии на нейробиологической основе.

Невзирая на решение о принужденном уходе от биологии, Фрейд предугадал, что в какой-то момент био наука о мозге произведет революцию в разработанной им концепции психики: “Мы должны держать в голове, что все наши подготовительные идеи из области психологии когда-нибудь, нужно считать, будут опираться на органические субструктуры”[45]. В Развитие психологии на нейробиологической основе книжке “На той стороне принципа наслаждения” (1920) он развил эту идея:

Недочеты нашего описания, возможно, пропали бы, если б мы могли поменять психические определения физиологическими либо хим… Биология есть воистину королевство неограниченных способностей, мы можем ожидать от нее самых необыкновенных открытий и не способны предвидеть, какие ответы на поставленные нами Развитие психологии на нейробиологической основе вопросы она даст через несколько десятилетий. Может быть, как раз такие, что все наше искусственное здание гипотез как ветром сдует[46].

Перед Фрейдом стояло две препядствия. Во-1-х, требовалась теория психики более широкая, ежели построения величавых исследователей ассоциативного научения Ивана Павлова и Эдварда Торндайка. Ассоциативное научение первым выделил Аристотель Развитие психологии на нейробиологической основе, отметивший, что мы обучаемся методом ассоциации мыслях. Потом эту концепцию развивали английские эмпирики – предтечи современной психологии, а именно Джон Локк. Павлов и Торндайк сделали последующий шаг, отказавшись от таких ненаблюдаемых психических конструктов, как мысли, и сосредоточившись на рефлексах – наблюдаемых поведенческих конструктах. Торндайк и Павлов в научении лицезрели ассоциацию не Развитие психологии на нейробиологической основе мыслях, а стимула и поведенческой реакции. Эта смена парадигм сделала исследование научения легкодоступным экспериментальному анализу: реакцию на стимул можно было беспристрастно определять, а заслуги либо наказания, связывающие реакцию со стимулом, – заблаговременно задавать и модифицировать. Хотя Фрейд использовал концепцию ассоциации мыслях в принципе психологического детерминизма (предполагающем, что хранящиеся в памяти ассоциации Развитие психологии на нейробиологической основе имеют причинно-следственные связи с событиями жизни), его теория психики была еще обширнее теорий Павлова и Торндайка. Фрейд воспринимал во внимание, что в психике есть много такового, что выходит за рамки ассоциаций, за рамки научения за счет наказаний и наград. Ему хотелось сделать психологию, которая включала бы психологические репрезентации Развитие психологии на нейробиологической основе – когнитивные процессы на промежутке меж стимулом и реакцией: восприятие, мысли, фантазии, сны, планы, конфликты, любовь и ненависть. Во-2-х, Фрейд не желал ограничиваться психопатологией. Он стремился сделать психологию обыденной жизни. В базе этого рвения лежало изготовленное им открытие, что любые психологические расстройства (в отличие от неврологических) представляют Развитие психологии на нейробиологической основе собой только гипертрофированные и искаженные формы обычных психологических процессов.

В итоге, больше чем за полста лет до того, как Ульрик Найссер предложил термин “когнитивная психология”, Фрейд заложил базы когнитивно-психологической теории, которая, невзирая на все недочеты, была первой схожей теорией и сыграла большую роль в развитии следующих. Предложенное Найссером определение Развитие психологии на нейробиологической основе когнитивной психологии сформулировано практически во фрейдовских определениях:

Термин “когнитивный” относится ко всем процессам, средством которых сенсорный стимул преобразуется, фильтруется, обрабатывается, запоминается, извлекается из памяти и употребляется. Он применим к схожим процессам, даже когда они проходят без соответственной стимуляции, как в случае воображения либо галлюцинаций… Разумеется, в согласовании со настолько широким Развитие психологии на нейробиологической основе определением когнитивные процессы задействованы во всем без исключения, что может делать человек, и хоть какое психологическое явление можно считать когнитивным[47].

Найссер и его современники поначалу уделяли основное внимание “познавательной возможности” и ограничивали когнитивную психологию преобразованием познаний (восприятием, мышлением, рассудком, планированием и действиями), не рассматривая эмоции и Развитие психологии на нейробиологической основе безотчетные процессы. В текущее время применяется еще более широкий подход, включающий все нюансы поведения: и познавательные, и чувственные, и социальные, сознательные и безотчетные. Тут задачки сегодняшней когнитивной психологии соответствуют начальным задачкам динамической психологии Фрейда. Но когнитивная психология Найссера и его современников, в отличие от психологии Фрейда, с самого начала была Развитие психологии на нейробиологической основе задумана как эмпирическая дисциплина, главные положения которой можно по отдельности подвергать экспериментальной проверке.

Сейчас ясно, почему конкретно когнитивная психология смогла стать связывающим звеном меж наукой о поведении и наукой о мозге. В последние 20 лет проведено много эмпирических исследовательских работ с целью проверки отдельных мыслях Фрейда. Некие когнитивно-психологические явления, на Развитие психологии на нейробиологической основе которые Фрейд направлял повышенное внимание, такие как половой инстинкт и инстинкт злости, нужны для выживания, и потому были сохранены естественным отбором. Простые составляющие восприятия, чувств, эмпатии и общественного поведения также закрепились в процессе эволюции, они имеются и у более просто организованных животных. Эти недавнешние открытия можно считать Развитие психологии на нейробиологической основе еще одним доказательством тезиса Дарвина о том, что эмоции и соц поведение эволюционно консервативны и объединяют людей с другими животными.

Самое прямое отношение к Вене рубежа XIX–XX веков имеет то событие, что предложенный Фрейдом трехступенчатый подход к объединению наук о поведении, психике и мозге в 30‑х годах перенял Развитие психологии на нейробиологической основе Эрнст Крис, а потом сотрудник Криса Эрнст Гомбрих. Крис и Гомбрих выстроили первую когнитивно-психологическую теорию искусства (междисциплинарную теорию психологии восприятия и чувств), надеясь, что в какой-то момент она проложит дорогу для исследования био основ восприятия, чувств и эмпатии. Эта надежда отыскала выражение в пророческих словах Гомбриха: “Психология – это биология Развитие психологии на нейробиологической основе”[48].

Глава 6


razvitie-shkoli-chto-eto-znachit.html
razvitie-silnih-glagolov.html
razvitie-sintagmaticheskih-svyazej-slov.html